Монако и Лазурный Берег / Le Journal russe de Monaco

Switch to desktop

Казалось бы, какая разница, где молиться?

Русское общество без церкви себя не мыслит. Исторически, русские люди, приезжая в другую страну на долгое время, строили себе церковь, и приход был главным местом социальной русской жизни. Когда русская императорская династия устанавливала династические браки с европейскими домами, принимающие православие новые княгини также приносили его на свою землю. Баден-Баден, Висбаден, Брюссель и Копенгаген - тяжело найти уголок в Европе, где бы не стоял храм православный. Один или даже несколько.

«Откуда такая тяга строить храмы?» - спросит человек, далекий от религии и, возможно, от веры. «Истинная же цель нашей христианской жизни состоит в стяжании Духа Святого, Духа Божия» - говорил Серафим Саровский, тем самым обозначая главную цель православия и немного поясняя этот вопрос.

«Казалось бы, какая разница, где молиться?» - продолжит скептик. Тут предлагаем немного разобраться, чем же православие принципиально отличается от католицизма.

Помимо догматических расхождений, как то: знаменитый спор о филиокве, когда католики посчитали, что Святой Дух исходит не только от Отца, но и от Сына, ритуальных различий - правил проведения таинства Евхаристии и других, хотелось бы остановиться вот на чем. Православие - вера мистическая. Глубоко мистическая. Основанная на апостольской преемственности. Христос через рукоположение передал благодать Духа Святого своим апостолам, от которых и восходит далее церковная иерархия, чрез непрерывную череду рукоположений.

Заметим, что глава Католической церкви - папа, а глава Православной церкви - Христос. В этом смысле православие - христоцентрично, а католицизм в большей степени строится вокруг человека. Даже в двуипостасной природе Христа католики делают упор на человеческих страданиях Иисуса - посмотрите католическую храмовую живопись. Русская икона, напротив, напоминает нам о божественном, в ней меньше человеческого и больше символического.

В XIV веке святитель Григорий Палама, афонский монах и богослов, отстоял практику исихазма - священного безмолвия, трезвения и непрестанной молитвы - практику внутреннего подвига, который и является путем к святости. В этом споре католики отказались от идей православного мистического богословия, которое говорит нам о том, что хотя Сущность Бога непознаваема, но мы можем соприкоснуться с ним через его нетварные энергии и в итоге стать «богами по благодати», то есть - обожиться, что и является главной целью христианской жизни. Эта традиция жива и по сей день, именно ей мы обязаны появлением православных святых преподобных, чудотворения и нетленных мощей. Есть сведения, что некогда католические монахи-бенедиктинцы учились на Афоне практикам исихазма, но сложно сказать, сохранилась ли эта традиция по сей день - открытых упоминаний об этом нет, а католические практики типа квиетизма имеют другую природу.

В православной аскетической традиции выделяют несколько видов молитвы: устную, когда молятся вслух; воображательную, при которой занимаются визуализацией, как сейчас принято говорить; головную - когда ум молящегося концентрируется в голове; умную - когда молитва произносится одним умом в сердце; сердечную - в сердце без слов и самодвижимую - Дар Благодати, когда молитва творится в человеке всегда в любое время сама по себе Духом Святым. Ни головная, ни воображательная молитвы в православной аскетике, собственно, не считаются молитвами правильными и допускаются только новичкам, иначе это считается путем к прелести от лукавого и повреждению души. У католиков же головная и воображательная молитвы являются допустимыми, поэтому так часто молящиеся, представляя себе, скажем, Страсти Христовы, впадают в религиозные экстазы. Православная традиция любые образы в молитве строго запрещает - ибо это путь к лукавому, или, по словам Паисия Святогорца, к «бесовскому телевизору».

В Православии, таким образом, речь идет о взаимодействии с энергиями Благодати. И если католицизм ушел в сторону морализаторства, а протестантизм на этом, в принципе, и основан, то православие в первую очередь - про стяжание Духа Святого, и никак не про моральный дискурс, что, конечно, важно, да суть его не в этом.

Православная жизнь предполагает обязательную исповедь и причастие. Для проповедей церковь необязательна. Берется любой класс в любой школе и читается проповедь, как это делают Свидетели Иеговы. Или поются песни под гитару. Учат, как правильно жить. Но нам же нужно не это. Русскому человеку нужно быть причастником Святых Христовых Тайн, этих Божественных нетварных энергий, которые нисходят в Чашу во время литургии. И именно для этого взаимодействия, для этого Таинства русскому человеку нужен храм. Все остальное, как то: вопросы морали, социального взаимодействия в приходе и прочее - вопросы второго и третьего порядка.

Сейчас, на стыке поколений и глобальной открытости, не только церковь страдает от карикатуризации, пропаганды и отсутствия тишины. Мифы разносятся записями в интернете в мгновение ока. Позвольте попробовать развенчать.

Первый из них - имидж христианина (или христианки). Господа, храм тут ни при чем. Имидж, нарисованный воображением (да и что скрывать, порой адаптированный и взятый на вооружение неофитами), мало похож на то, о чем говорил Христос, первым чудом которого было превращение воды в вино, а не наоборот. «Радуйтеся и веселитеся» - говорится в Священном Писании и поется в заповедях Блаженства. В Храм приходят нарядными.

Второй миф, конечно, про «вторую щеку» и про то, что христианство - раболепская религия. Вспомним православных воинов, отправленных Сергием Радонежским в войске Дмитрия Донского. А воинствующие монахи с коктейлями Молотова на Афоне из монастыря Эсфигмен, вывесившие черный флаг «Православие или смерть»? Дело было, когда в 1970-е гг., после смерти Константинопольского патриарха Афинагора новый патриарх сблизился с папой и снял анафемы с католиков. С тех пор возобновились поминовения Вселенского патриарха. Монахи радикально отказались подчиняться, за что на них наложили прещения, а затем и вовсе попытались выкурить из обители. Тогда они заперли ворота и вывесили над монастырем знаменитый флаг. Мало того, все это противостояние продолжается по сей день. Сегодня лозунг включен в список экстремистских материалов в России. Но в Греции, на Афоне, монахи трактовали его как отстаивание спасительной веры в противовес духовной смерти души и готовность отстаивать свою веру до самой смерти.

Третий вопрос у людей часто возникает по поводу священничества, батюшек и, в принципе, людей, сконцентрированных вокруг церкви. Православие - это в первую очередь не про людей и не про священников, а про Христа и Стяжание Духа Святого. Однажды отец Александр (Архимандрит Александр (Елисов), начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме), бывший настоятелем нашего собора в Ницце, очень популярно мне объяснил суть вопроса. Цитата может быть не точной, но смысл передам. «Анастасия, сказал он, когда Иисус на осле в Иерусалим въехал, его люди встречали, одежду и пальмовые ветви под ноги кидали с восклицаниями «осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних!». Как вы думаете, вправе осел был полагать, что это ему аплодируют? Я, конечно, не сравниваю, и пример плохой, но осел этот вез Иисуса, так и мы, священно монашеский чин и чин церковный выполняем миссию».

В связи с этим осликом еще расскажу историю.

В Старочеркасской станице, в Воскресенском войсковом соборе, алтарная икона «Вход Господень в Иерусалим» отличается от любой другой. Господь на ней изображен на коне. «Негоже Царю небесному на осле ездить», - возмутились казаки и таки добились своего.

Кто сейчас недовольно поморщился по поводу имиджа казачества, постарайтесь вспомнить, откуда пошло Белое движение.

Русский человек идет в храм спасать душу - и это не просто фраза.

Установление Православия на монегасской земле значит очень много.

Ведь если вы побывали на литургии, вы не могли не ощутить Сошествие Духа Святого. В этом Таинство и в этом наша сила.

Анастасия ШЕВЧЕНКО,

Андрей МАРУДЕНКО

© Copyright «МОНАКО И ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ» - печатная газета и журнал на русском языке в Монако и Франции.

Top Desktop version