Среда, 19 августа 2020 16:31

Русская Шанель

19 августа отмечается день рождения Габриэль Шанель.
В истории мировой моды XX века нет более яркой звезды. Она была больше чем законодательница мод, она была основоположницей универсального стиля - стиля свободной элегантной индивидуальности. И самое большое влияние на формирование ее творческой философии оказали деятели русской культуры.

Сергей Дягилев и Серж Лифарь с артистами

Первым свиданием Шанель с Россией было знакомство с «Русскими сезонами» и их создателем Сергеем Дягилевым. По признанию самой Коко, то был самый очаровательный друг.
«Она любила его - в его стремлении спешить жить, в его страстях, в его рубище, столь далеком от легенд, в его тяге к роскошествам; ей запомнилось, как он целыми днями забывал об обеде, репетируя ночами, засыпая в театре в кресле, разоряясь, чтобы поставить хороший спектакль, знакомя самых прекрасных художников с самыми выдающимися музыкантами…»
Дягилев был для нее не только, как она говорила, учителем и эталоном художественного вкуса, но и своеобразным толчком для собственных идей. Так, постановка 1924 года «Голубой экспресс» стала основой создания нескольких новаторских коллекций спортивной одежды и вообще началом европейской спортивной моды.
Шанель впервые создает костюмы для балета. Как всегда, у Дягилева работают только звезды: либретто пишет Жан Кокто, танцы ставит Бронислава Нижинская (сестра хореографа Вацлава), эскиз занавеса создает Пикассо. Название балета происходило от модного поезда «Голубой экспресс», который доставлял светскую парижскую публику на Лазурный берег. Это была первая постановка Дягилева, оформление которой было реалистичным и узнаваемым, так как воссоздавало современную обстановку летнего отдыха бомонда на Лазурном берегу. Герои постановки соответствовали веяниям времени: пловчиха, чемпионка по теннису, гольфист, британский аристократ. Все они вступают в романтические отношения, одновременно демонстрируя свою спортивную форму.

Коко Шанель с Кристианом Бераром и Борисом Кохно. Монте-Карло, 1932 г.

Спортивная тема была на пике моды, ведь Франция тем летом принимала Олимпийские игры. А благодаря костюмам, созданным Коко Шанель, сюжету, посвященному различным видам пляжного спорта, эта постановка стала самым модным балетом за все время существования труппы. Эти костюмы стали прообразами всей последующей спортивной одежды XX века. Они были из джерси и скроены немного шире и свободнее, чем повседневные костюмы, и благодаря эластичному материалу предоставляли небывалую свободу движений. До этого трикотаж джерси использовали лишь для нижнего белья. Шанель одела танцоров в спортивное трико из джерси. Такой костюм был вообще очень удобен для занятий спортом и активного отдыха. Правда, еще в конце 1913 года Шанель представила в Довиле свои первые спортивные модели из джерси. После Довиля она открыла бутик в Биаррице, и парижане, приехавшие на курорт, выстаивали очереди за новыми скромными купальными костюмами без сложного покроя и отделки.
И вот теперь в театральных костюмах для русского балета окончательно утвердилась одна из важнейших формул Шанель: свобода движений тела - это свобода личности. Она создала одежду, которая сидит так хорошо, что о ней можно забыть и сконцентрироваться на окружающем мире.
Много лет спустя пройдет выставка, посвященная Сергею Дягилеву и его «Русским сезонам», о которой критики будут говорить: «Сходить на нее надо всем, кто хочет понять, откуда вышла современная мода».
Шанель была всегда под большим впечатлением от «славянских» вышивок и ярких смелых декораций постановок Дягилева. Ими вдохновлялись Поль Пуаре и Жанна Ланвен, но никто не взял от них столько, сколько Шанель. Она говорила о Дягилеве: «Я любила этого сумасшедшего русского, любила и уважала как настоящего гения. Он был абсолютно непредсказуем. И всегда, вопреки всему, побеждал там, где, казалось бы, должен обязательно проиграть! При этом Дягилев, что бы там ни говорили, никогда не думал о деньгах, а всегда только о том, как невозможное сделать возможным, а великолепное еще более потрясающим…»
Игорь Стравинский

Одним из секретов успеха Дягилева была его политика привлекать в театр художников-профессионалов. За декорации и костюмы его постановок отвечали Коровин, Билибин, Головин и Бенуа, Бакст, Рерих, Гончарова, Ларионов, Пикассо, Матисс. Живописцы в сценическом искусстве станут фирменным стилем Сергея Павловича. Но параллельно с успехом росли и долги. Время от времени нечем было платить артистам, художникам, костюмерам. Бывало, кто-нибудь начинал судиться из-за денег или от обиды. Но великого импресарио постоянно выручали его поклонники и друзья: Коко Шанель, княгиня де Полиньяк и леди Джульетт Дафф, лорд Ротермер, американский композитор Коул Портер.
Умер Дягилев в полной нищете в Венеции, и похороны оплатила его друг и поклонница - Коко. Именем Дягилева в 1965 году была названа площадь в Париже. А в Монте-Карло установлен бюст импресарио, именно там по приглашению князя Монако Ренье III в 20-х годах находилась репетиционная база «Русских балетов».
Шанель признавалась: «Любая уроженка стран Запада должна сделать все возможное, чтобы понять, что же такое «славянский шарм». Я была очарована русскими. Их вечное «всё мое - это твое» просто опьяняет». Когда в 1919 году Шанель обосновалась в Париже, а на рю Камбон, где и по сей день находится ее империя, в те годы русский язык там слышался чаще французского. Ее личным секретарем-администратором стал граф Сергей Кутузов, бывший губернатор Крыма. До 1933 года он возглавлял салоны Chanel, а в 1934 году был назначен директором Couture House. Многие модистки и манекенщицы в Париже были русскими эмигрантками знатного происхождения. Одной из них была Натали Палей - внучка Александра ІІ, у которой Шанель училась благородным манерам. Близким другом Шанель был Игорь Стравинский, которому Дягилев приходился пятиюродным братом. Им приписывали роман, но Шанель лишь с огромным уважением относилась к творчеству композитора, который с семьей и больной женой жил на вилле Шанель «Бель Респиро». Габриэль предоставила свой загородный дом семье Стравинского, чтобы облегчить их невзгоды и дать возможность работать композитору в нормальных условиях. В знак благодарности Стравинский подарил ей фамильную икону, которую всегда возил с собой в годы скитаний.
Великий князь Дмитрий Павлович

Но настоящей любовью Габриэль стал великий князь Дмитрий Павлович, которого она всегда называла «мой принц».

Дмитрий Павлович был самым юным из великих князей Дома Романовых, двоюродный брат Николая II, он родился в 1891 году в семье великого князя Павла Александровича, младшего из братьев императора Александра III.

Мать Дмитрия, греческая принцесса Александра, умерла на шестой день после родов, отца лишили родительских прав из-за морганатического брака с разведенной женщиной низкого происхождения.

Поэтому воспитывался князь Дмитрий в семье московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, женатого на родной сестре императрицы Елизавете Федоровне.

Важнейшим событием в жизни молодого князя стало убийство Григория Распутина, одним из организаторов которого был он.

После убийства Распутина князя сначала арестовали, а потом сослали в Персию в состав действующей армии.

Эта ссылка, по сути, спасла молодого князя от смерти, так как во время революции он уже был в вынужденной эмиграции.

Из Персии он переехал в Англию, а затем во Францию.

Габриэль Шанель с Великим князем Дмитрием Павловичем в Биаррице, 1924 г., коллекция CHANEL

Они познакомились в Биаррице, откуда уехали на новой машине Габриэль в Монте-Карло, провести свой «медовый месяц».

На первой встрече с Дмитрием Габриэль была с короткой стрижкой, в короткой юбке и двухцветных туфлях, которые стали одним из символов ее марки.

Дмитрий Павлович познакомил Коко с племянницей Николая II княгиней Натали Палей и своей родной сестрой великой княгиней Марией Павловной.

Великая княгиня Мария Павловна

Мария Павловна к тому времени организовала свое ателье по вышивке «Китмир».

Великая княгиня Мария Павловна владелица ателье «Китмир»

Княгиня и сама шила и стала работать с Шанель, которая поставила ей одно условие, что «Китмир» будет работать только для нее.

Вскоре Париж был заворожен льняными платьями-рубашками с вышивкой и длинными, опоясанными металлическим ремешком, блузами.

В коллекциях Шанель стал чувствоваться явный «русский акцент», появились накидки, подбитые мехом пальто, платья-рубашки с вышитым воротником и с поясом, навеянные традиционной русской рубахой.

Дмитрий Павлович также познакомил Габриэль с русским эмигрантом немецкого происхождения парфюмером-химиком Эрнестом Бо, который работал при царском дворе.

Эрнест Бо

Результатом этого знакомства стали духи Chanel № 5, которые он создал в 1921 году.

Эрнест Бо экспериментировал в своем ателье в Грассе с альдегидами и синтетическими душистыми веществами, в состав духов вошли более 80 компонентов, среди которых искусственный аромат жасмина в форме бензил-ацетата, более интенсивный и стойкий, чем природный жасмин.

Шанель придумала для них простой флакон, напоминающий по форме фляжку, в которой любили держать коньяк офицеры Русской императорской армии, а сам аромат выгодно отличался от сладких цветочных ароматов своего времени.

«Я не хочу запаха роз или ландышей. Мне нужны составные духи. Это парадокс. Но женщина, пахнущая естественным цветочным ароматом, - это нечто искусственное. Вероятно, естественно пахнущие духи должны быть созданы искусственно», - говорила тогда Шанель.

После целого года романа Габриэль и Дмитрий расстались друзьями в 1922 году, а появившийся в 1927 году аромат Cuir de Russie - память об их любви.

Великий князь женился на богатой американке Одри Эмери, которая перешла в православие под именем Анна и получила от главы Русского императорского дома в изгнании великого князя Кирилла Владимировича титул светлейшей княгини Романовской-Ильинской.

В 1928 году у них родился сын Павел.

Вскоре после его рождения супруги разошлись.

Дмитрий Павлович жил в купленном им в 1927 году нормандском замке Бомениль, но затем по состоянию здоровья переехал в Швейцарию.

Скончался великий князь в 1942 году.
Еще в начале своего романа с Габриэль Дмитрий Павлович, лишенный всего, подарил ей бусы из волжского жемчуга.

Габриэль бережно хранила единственный подарок своего принца.

Но однажды нитка порвалась, а у Габриэль не было возможности собрать рассыпавшиеся бусины.

Но чтобы как-то сохранить память о подарке, она собрала из различных по величине камней и бусинок новое ожерелье.

Так, в 1928 году Коко первой ввела в моду украшения из хрусталя и цветного стекла, часто единственное декоративное дополнение к строгому платью.

С тех пор стало модным носить с однотонным черным трикотажным пуловером ожерелье из настоящего жемчуга или бижутерии, собранное в несколько рядов.

Габриэль Шанель в окружении друзей, в числе которых – композитор Игорь Стравинский и звезда легендарной труппы. Русские балеты. Серж Лифарь

Знаменитый Серж Лифарь, танцовщик и хореограф, эмигрировавший в Париж в 1923 году и танцевавший в «Русских сезонах», познакомился с Шанель благодаря подарку Дягилева. Этим подарком стал флакон Chanel №5, а через несколько лет произошла личная встреча Лифаря с владелицей аромата. Лифарь так сдружился с Шанель, что стал называть ее «крестной матушкой». После окончания Второй мировой войны, когда Шанель вернулась в Париж, Лифарь вновь стал навещать ее на рю Камбон и познакомил с Майей Плисецкой и новым балетом. Так продолжилась живая связь Шанель с миром русского искусства.

И вот в наши дни проходит презентация коллекции высокого ювелирного искусства «Русский Париж Коко Шанель». На ней ювелирный дом Chanel представил специальную коллекцию для России из семи колец и браслетов. Она называется Inspiration Russe и состоит из четырех серий: Igor, Dimitri, Sergueï и Vaslav.

Каждая посвящена русским друзьям Шанель: композитору Игорю Стравинскому, князю Димитрию Романову, руководителю «Русских сезонов» Сергею Дягилеву, танцовщику и хореографу Вацлаву Нижинскому. Эта коллекция была создана командой ювелиров под руководством директора ювелирной студии Chanel Патриса Легеро, для которого отправной точкой для создания коллекции послужили знаменитые кружева ателье «Китмир» великой княгини Марии Павловны, работавшей для дома Шанель.

«Великое наследие дома позволяет мне легко найти вдохновение», - говорил в одном из интервью Патрис Легеро. Он проработал два с половиной года в мастерской, которая расположена над бутиком Chanel на площади Вандом, и перенес в коллекцию российскую символику из дома Габриэль на улице Камбон.

Великая мадемуазель никогда не была в России. Но вся ее творческая и личная жизнь связана с русской культурой и русскими людьми. И даже в наши дни творцы дома Chanel вдохновляются творческим наследием, имя которому Русская Шанель.
Максим ВОЛКОНСКИЙ
Все представленные в статье фотографии - из частных коллекций.